Новомосковськ

Місто на САМАРІ

За рибу гроші

За рибу гроші

20 февраля 2013 0 Comments

20 февраля исполнится 1 год с тех пор, как некий налоговый милиционер Олег Дмитриевич Олейник убил работающее с 2001-го года днепропетровское предприятие «малого бизнеса» ООО «Днепропром».

Оно занималось оптовой торговлей рыбой: живой, охлажденной и свежемороженной; карп, сом, толстолобик, судак, лещ, пеленгас.

5 человек осталось без работы, бюджет – без налогов от его деятельности. «В 2011 году предприятием были оплачены налоги в сумме 186.303,00 грн по прибыли и 189.100,00 грн – НДС. Налоги платились вовремя, задолженность перед бюджетом отсутствовала», – рассказывает «директор без предприятия» Александр Новиков.

По его словам, проблемы начались в июле 2011-го. Новикова вызвал начальник Ленинской налоговой инспекции г. Днепропетровска и пояснил, что ООО «Днепропром» попало в список «транзитеров», поэтому должно сдать свидетельство плательщика НДС. Новиков отказался…

Что такое «транзитер», я достоверно не знаю. Но не знает и налоговая. «Термін «транзитер» Податковим кодексом України від 02.12.2010 №2755-VI не визначений», – ответила она, в лице первого заместителя главы – начальника Управления налоговой милиции Валерия Черняка, на мой вопрос «Що таке «транзитер» та у якому нормативному документі наявне визначення цього терміну?».

А вы, уважаемые читатели, можете поинтересоваться, что такое «транзитер» у знакомых бизнесменов (только валерьянку в руках держите – это такой «бабайка» для них). Мои знакомые говорят, что «транзитером» налоговики называют такие фирмы, которые используют деньги, но как-то по-особенному, транзитом.

То, что фирма «Днепропром» не была транзитером, легко может удостовериться любой, кто наберет в Гугле «Днепропром + рыба». Десятки объявлений о продаже рыбы, с фотографиями, телефоном и адресом.

Или что, торговля рыбой – это было 10-летнее мошенническое «прикрытие»?! Ответить на этот вопрос может следователь Олейник, возбудивший год назад уголовное дело против директора фирмы, по которому был блокирован ее расчетный счет и парализована работа.

Но следователь отнекивается: «Я не могу вам ничего говорить по данному расследованию в связи с тем, что это является следственной тайной. Я не могу разглашать никаких данных и ведомостей». А его начальство, вышеупомянутый глава Управления налоговой милиции областной налоговой службы, наоборот, кивает на следователя Олейника: «Відомості досудового розслідування можно розголошувати лише з дозволу слідчого або прокурора і в тому обсязі, в якому вони визнають можливим».

Но и это еще не весь сказ. Дело против Новикова следователь возбудил, напомним, 20 февраля 2012 года: «…В нарушение требований п.6 ст.198 Налогового кодекса Украины, Новиков А.Г. необоснованно отнес в состав налогового кредита средства в сумме 3.085.168 грн., полученные возглавляемым им предприятием ООО «Днепропром» от финансово-хозяйственных операций с ООО «Гермесойлгруп ЛТД» и ООО «Украктивресурс ЛТД» в период с 01.08.2001-27.11.2011…».

Новиков обратился в суд. «Так как налоговая проверка не проводилась, акта проверки как основания для возбуждения у следователя не было. Обвинение не предъявлено, – пишет он в жалобе на имя Прокурора Днепропетровской области Натальи Марчук. – Я пошел в Ленинскую налоговую инспекцию и взял лист расхождений; между ООО «Днепропром» и вышеперечисленными предприятиями их не оказалось. Мы обжаловали постановление о возбуждении дела в Ленинском суде».

И суд 30.05.2012г. отменил постановление о возбуждении уголовного дела (УД), отправив материалы прокурору г. Днепропетровска для дополнительной проверки. Апелляция оставила это решение в силе.

Но уже 23.07.2012 налоговая милиция СГНИ по работе с крупными плательщиками дело возбудила опять. «По тем же фактам, которые были по Ленинскому району!» – возмущается Новиков.

В сентябре 2012-го он снова обжаловал возбуждение УД – в Кировском райсуде, и апелляция также вынесла решение в пользу ООО «Днепропром».

«А 21 января мне звонит Олейник и вызывает в Бабушкинскую налоговую милицию. При встрече он рассказал мне о возбуждении 3-го уголовного дела или, как сейчас по новому кодексу (УПК – авт.), делопроизводства №32012040040000009», – рассказывает Новиков.

«Может, это какой-то рейдерский захват? – спрашиваю. – Хотят получить часть вашего предприятия, или всё заграбастать?»

«Что вы! – удивляется Новиков. – Чтобы работать в этой сфере, надо знать, во-первых, где брать товар, во-вторых, какой товар. Потому что это очень специфическая деятельность. Это рыба! Можно рыбу по телефону купить, а когда ее привезут – принимать нельзя. Мы столько лет работаем, и все равно, нет-нет, да и «влетаем» с этой рыбой. Без наших знаний этот бизнес никто делать не сможет. Так что, я думаю, рейдерство здесь ни при чем».

«Здесь, может, в налоговой кто-то сильно обозлился, ведь у нас большие обороты. Но почему они не обратились, не предложили, например, повысить налог на какую-то сумму? А просто категорически потребовали сдать свидетельство плательщика НДС», – пытается понять логику налоговиков директор ООО.

«Не для прессы» он шепчет, что таки обращались. Но совсем не с предложениями пополнить госбюджет. Ну да, несудимость в наше время дорого стоит…

«Ты с какого раёна?»

«Некий налоговый милиционер Олег Дмитриевич Олейник», ведущий досудебное расследование по ООО «Днепропром», когда я ему позвонила, «наградил» проблемой и меня.

– Олег Дмитриевич? Вас беспокоит журналист газеты «Лица». Вам удобно говорить? – начала я.

– Ну если только быстро.

– А если не быстро. Когда вам перезвонить?

– Говорите, что вы хотели.

– Скажите, пожалуйста, какая Ваша должность?

– Я не могу этого говорить Вам.

– Хорошо. Куда я должна обратиться, чтобы узнать Вашу должность.

– Ну, если вы знаете организацию – есть отделы кадров, есть уполномоченные подразделения, которые отвечают.

– Нет, подождите, вы где работаете? В Бабушкинской налоговой или в городской налоговой?

Ответа не было. Как и по сути дела – «в связи с тем, что это является следственной тайной».

– А скажите, все-таки, куда обратиться, чтобы узнать Вашу должность: в городскую налоговую, в Бабушкинскую, в Ленинскую?.. – попыталась я узнать хотя бы адресата для запроса.

– Куда угодно вы можете обращаться – есть отделы кадров в областном управлении. Вы можете обратиться в дежурную часть службы, в саму службу нашу, в пресс-центр службы – там вам все подскажут.

Начальник пресс-центра облГНС, Наталья Витальевна, также не смогла помочь в вопросе розыска наименования должности.

«Всего 17 инспекций (налоговых в Днепропетровской области – авт.), и у меня нет информации по всему штату. Созвонитесь с инспекцией, где, вы предполагаете, он работает, направьте запрос. С удовольствием помогла бы вам, но… Даже если позвонить в наше кадровое подразделение, они ж не будут обзванивать все 17 инспекций с вопросом: «У вас работает Олейник?»

«Напишите на имя нашего главы письменный запрос, другого пути я не вижу. Может, у нас несколько Олейников. Как вариант. А может вообще «Олейник» – вымышленная фамилия. Или можно написать «Олейник», а Олейник к этому отношения не имеет. Это очень серьезный момент, понимаете? Не знаю, по какому пути лучше пойти, чтобы человек тоже ж не пострадал – вдруг, он не имеет отношения… Может, представили его как-то неправильно, может, не Олейник на самом деле», – размышляла вслух начальник налогового пресс-центра.

Конечно! Никто и не сомневался. Налогоплательщик-минимизатор Новиков подговорил партнера-транзитера, чтобы тот представился следователем налоговой милиции, например, с фамилией Олейник, и обозлил журналистку отказом дать информацию. В итоге, газета «Лица» срамит и позорит налоговую милицию (следователи которой, ничего не подозревая, в это самое время, не щадя живота своего, лежат на сырой земле в засаде на «черных импортеров» или водочных фальсификатчиков), в итоге – налоговую милицию ликвидируют, минимизатор с транзитером хохочут и продолжают, прикрываясь рыбной вонью, обмишуривать державную казну. Україна гине.

Ладно, раз в мыслях налоговиков такая катастрофа имеет место обитать, приходится идти официальным путем. Не верить на слово Олейнику, что он – Олейник. Писать официальный запрос на фирменном бланке с мокрой печатью, сканировать, отсылать в областную налоговую службу на электронную почту, представленную на официальном сайте. Плюс – в пресс-службу Бабушкинской налоговой.

Первой отозвалась «Бабушка», в тот же день: «Добрый вечер, Алена! На ваш запрос мы сможем дать информацию только в том случае, когда он будет зарагистрирован в канцелярии. Запрос должен быть с «живой» печатью и подписью, а не его «скан». Иначе мы не даем ответ».

«Запити можуть подаватися в усній, письмовій чи іншій формі (поштою, факсом, телефоном, електронною поштою (выд.авт.)) на вибір запитувача», – пункт 3 статьи 19 «Оформление запросов» Закона Украины о доступе к публичной информации.

Вы, товарищи бабушкинские налоговики, глубоко не правы. Правонарушители вы, вот кто.

Вот, например, сотрудники областной налоговой законы знают, и запрос мой «електронною поштою» приняли, и ответ прислали в срок. Выше я его упоминала – за подписью первого заместителя главы – начальника Управления налоговой милиции Валерия Черняка.

Правда, должности Олейника и там нет, ибо это якобы служебная информация.

«Враховуючи те, що дзвінок представника газети «Лица» був здійснений на персональний мобільний телефон, який не є службовим засобом, розповсюдження інформації може бути здійснено тільки за рішенням її власника (ст. 6, 8, 14 Закону України від 01.01.2010 №2297-VI «Про захист персональних даних»). Тому запитувана Вами інформація видачі не підлягає», – говорится в ответе налоговой.

Итак, должность не называют – это минус, но подтверждают мой звонок их сотруднику (а не партнеру-транзитеру) – это плюс.

Возможен ли платеж налога рыбой

Однако проблема остается – троекратно возбуждаемое уголовное производство, арестованный расчетный счет, уволенные сотрудники и бюджет без налогов.

– Пусть это будет очередной суд, если предыдущие не берутся во внимание. Просто, как это расценить: в третий раз возбуждается дело по одному и тому же поводу, а на руки мне никакой документ не дается? Это же беспредел, – пожимает плечами Александр Новиков.

Что тут сказать? Не знаю… Может, налоговикам просто не нравятся рыботорговцы? Ну просто не нравятся! Тогда почему такая избирательность? Вот, цитирую статью «Чьи караси в общественном пруду?» из №100 газеты от 05.12.2012г.:

«ЧАО «Криворожрыбхоз» заключило договор аренды земли на 49 лет  с Апостоловской райгосадминистрацией 30.06.2005 года, в котором указан только общий размер земли, которая находится под ставками: 70,5923 га. В договоре не указано, какие именно ставки входят в эту площадь, и нет данных о размере каждого ставка.

Между тем, размеры таковы:

* пруд №6 – 49,2 гектара;

* пруд №7 – 62,6 гектара,

* №8, из-за ловли на котором возбуждено уголовное дело – 26,2 га.

Каким образом из этих цифр можно сложить 70,5923 га?

«Не знаю, сколько лет они зарабатывают деньги на этом. Серьезные деньги, – говорит юрист. – Отчитываются за 70 гектар, а на самом деле – например, 135».

Внимание, вопрос: каким образом ЧАО «Криворожрыбхоз» реализовывало рыбу, которая была выловлена на самозахваченных ими ставках, сверх лимита?

И почему после выхода той статьи ЧАО «Криворожрыбхоз» прекратило деятельность?

И в каком предприятии теперь работают те же самые люди, которые до 2013-го числились на ЧАО «Криворожрыбхоз»?

Автор: Алёна Гарагуц
Источник : litsa.com.ua
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Previous Post

Next Post